Размер шрифта: +

ОПЫТ КООПЕРАТИВНОГО ДВИЖЕНИЯ В СССР В ПЕРИОД «ПЕРЕСТРОЙКИ» Часть 6 РЭКЕТ И КООПЕРАТОРЫ.


original

 РЭКЕТ И КООПЕРАТОРЫ.

Рэкет возник под сенью теневой экономики и принял вначале форму
«налогообложения» лиц, занятых незаконной деятельностью (валютные махинации, операции на «черном рынке», проституция, производственная деятельность на подпольных промышленных предприятиях). При этом он носил чисто присваивающий паразитический характер, если можно так говорить о преступлении.

В обмен на «защиту», недонесения властям и т. д. дельцы теневой эк-ки делились частью своих доходов. Это, разумеется, отражалось и на потребителях, однако не слишком, поскольку у теневой эк-ки их было относительно немного.

Кооперация легализовала некоторые виды деятельности, которые считались ранее незаконными. Но условия для рэкета сохранились. Кооперация все еще разобщена. Государственную политику в этой области никак нельзя назвать последовательной, что лишает кооператоров чувства соц. уверенности.
Поэтому богатый, но беззащитный , не чувствующий реальной поддержки гос-ва и общества кооператор – лакомый кусочек для рэкетира. Поэтому и предприниматели «черной экономики», и кооператоры делают ставку на силу.
Опрос кооперативов Москвы показал: примерно в каждом пятом из 200 обследованных кооперативов есть охранники. Не стоит забывать, что навязывание себя в качестве охраны – традиционный ход рэкетиров.

Кооператоры указывают на особую опасность объединения рэкетиров с коррумпированной частью гос-го аппарата и правоохранительных органов.

Нетрудно теперь представить, почему кооператоры неохотно обращаются к правоохранительным органам в случаях рэкета.

Не только сами кооператоры вынуждены придерживаться возникших еще в недрах «черной экономики» способов борьбы с рэкетом, но и общественное мнение различия между кооперативами и «частными лавочками» особенно в таком щекотливом вопросе, также не делает.

Распространение рэкета – признак относительной «незрелости» организованной преступности. Мировой опыт показывает, что в экономической деятельности организованной преступности присвоение - лишь первая, но не единственная стадия. Гораздо опаснее следующий виток. Промышленный рэкет теряет свою привлекательность и выгодность по мере совершенствования законности, укрепления правопорядка, консолидации жертв, преступных посягательств и т. п. Для организованной преступности более выгодным становится не «стрижка купонов» с опекаемых предприятий, а прямое участие в их хоз. деятельности. Роль, которую вольно или невольно могут сыграть в раскручивании этого витка кооперативы, нельзя недооценивать. Их зависимость от «теневых» каналов распределения материальных и денежных ресурсов пока еще очень велика. Отсутствие нормально функционирующей системы материального снабжения, банковских услуг для кооперативного сектора толкает кооператоров в объятия либо дельцов «черного рынка», контролируют который преступные кланы, либо коррумпированных деятелей аппарата, в ряде случаев с ними смыкающихся.

С другой стороны, огромное число кооператоров стремится «снять пенки». Опасаясь гос-х санкций, они выбирают сферы деятельности с максимально быстрым оборотом средств. Рэкетиры и лица, стоящие за их спиной, начинают смотреть на такие кооперативы уже не только как на источник доходов. «Быстрые деньги» сейчас делают кооперативный сектор незаменимым звеном в «отмывании грязных денег» организованной преступности, «коррупционеров», дельцов теневой экономики.

Итак, 10% подверженных рэкету кооперативов – цифра минимальная. В крупных городах процент охвата больше.

РАСПАД И ЗНАЧЕНИЕ НОВОЙ КООПЕРАЦИИ

Под влиянием среды, в которой развивалась кооперация, противоречивые тенденции в ней усилились. Прежде всего возрастала экономическая дифференциация кооперативов. Это влияние, нормальное для рыночных условий, в значительной мере было связано с ухудшением ресурсной базы развития кооперации.

Усилилось социальное расслоение кооперации, и начался ее распад на ряд самостоятельных некооперативных форм. Произошла дифференциация в положении кооперативов, набравших силу и средства на первых этапах, завоевавших рынок, и тех, которые вновь создавались. Первые направляли усилия на организацию союзов, создание акционерных и совместных предприятий, вели внешнеэкономическую деятельность. Вторые часто не могли начать внешнеэкономическую деятельность, а иногда начав, вынуждены были вскоре закрываться. Часто их закрывали местные органы, не заинтересованные в них.

Отсутствие культуры кооперативной деятельности, несоответствие реальных целей многих кооперативов сути кооперативных отношений, функционирование неразрешенного частного хозяйства под видом кооперации, стремление союзов кооперативов становиться коммерческими структурами, сращивание «кооперативной верхушки» с государственным аппаратом, противоречия, сложившиеся в государственном хозяйстве и обществе, привели к тому, что в середине 1991 года новая кооперация вступила в этап ее свертывания и перерождения кооперативной формы.

Во-первых, официальное разрешение вести хозяйство, основанное на частном или частно-коллективном предпринимательстве, сделало ненужной кооперативную форму для прикрытия этих видов деятельности.

Во-вторых, началось открытое давление на кооперативы с целью смены кооперативной формы на частную или частно-коллективную . В этом проявилась новая идеологизация экономических отношений, жертвой которой стала значительная часть кооперативов. Развернулось преобразование их в различные виды частных и коллективных предпринимательских структур, в регионах проводилась обязательная перерегистрация кооперативов в товарищества с ограниченной ответственностью, что вело к еще большему уменьшению числа кооперативов.

В-третьих, государственная программа приватизации в 1992-1993 гг. предусматривала ограниченное число форм приватизации и видов приватизированных предприятий. Приватизация в направлении создания кооперативного хозяйства этой программой не предполагалось, что также стало проявлением новой идеологизации экономики и фактором свертывания кооперации.

В-четвертых, фактически исчезла правовая база развития кооперации. В российском законодательстве не осталось понятия «кооперация».

Иногда товарищество с ограниченной ответственностью или акционерное общество закрытого типа отождествляется с кооперативом. Но кооператив основан на членстве, связанном с трудом самого члена кооператива, в то время как владение долей капитала вовсе не предполагает обязательности такого труда. Кооператив – открытая хозяйственная форма. Кроме того, сущность кооперации связана не только с достижением коммерческих целей, получением дохода кооперативом в целом и каждым его членом, но и с достижением других экономических и социальных целей. Товарищество с ограниченной ответственностью является разновидностью обычных коммерческих структур.

В-пятых, отсутствие правовой базы, криминогенная обстановка, которая сложилась в стране (продажа банками информации о положении дел на предприятиях и основанный на этом рэкет, необходимость давать взятки тем, кто предоставляет кредит и делает заказ на производство, «дикая» конкуренция и т. п.), вынуждает кооперативы официально самораспускаться и искать иные формы функционирования.

Новая кооперация сыграла важную историческую роль как источник воссоздания в стране частного и всего негосударственного сектора. Причем это воссоздание на первых этапах происходило прежде всего в результате образования новых предприятий, включения в экономический оборот неиспользуемых мощностей и ресурсов. Но нельзя признать закономерным то обстоятельство. Что в очередной раз не был реализован экономический и социальный потенциал самой кооперативной формы. Новая кооперация не смогла закрепиться в реформируемой экономике, превратиться в ее кооперативный сектор.

Розанова Е. В.

ОПЫТ КООПЕРАТИВНОГО ДВИЖЕНИЯ В СССР В ПЕРИОД «ПЕРЕ...
ОПЫТ КООПЕРАТИВНОГО ДВИЖЕНИЯ В СССР В ПЕРИОД «ПЕРЕ...

Читайте также:

 

Комментарии

Еще нет комментариев
X

Извините!

Но вы не можете воспользоваться данными возможностями правой кнопки мыши!